Выбор города: Закрыть
+375 29 608 68 68
+375 25 681 71 76

Лечение наркомании и алкоголизма в Беларуси

Андрей, 33 года, Брест, Беларусь (не употребляет 20 месяцев)

Что мешало выздоравливать?
Основной проблемой, которая мне мешала выздоравливать, было не соответствующее реальности мышление и извращённая система ценностей.
На реабилитации, изначально, моё отношение к людям было исключительно потребительским. Я искал возможность, усилиями других людей облегчить себе жизнь. Любые проявления доброты в мой адрес я воспринимал, реально, как слабость. Что выработало во мне высокомерную позицию. Я смотрел с надмением почти на всех. Я выбирал, кого мне слушать, а кого нет.
Искренность в высказываниях других людей я считал чем-то абсолютно не позволительным для себя. И когда интересовались моим внутренним состоянием, спрашивая о моих чувствах, о моих мыслях, правду я не говорил. Если я скажу, что мне плохо, что мне страшно, что я устал и не знаю, что дальше делать и как дальше жить — это обязательно скажется на восприятии меня окружающими. Из-за этого я постоянно находился в напряжении, тратя остатки внутренних сил на поддержание вымышленного образа.
А ещё у меня было собственное представление о реабилитации и как она должна проходить. Я думал, что тот факт, что я попал на реабилитацию, уже должен был координально изменить мою жизнь и решить все проблемы. Сотрудники центра должны были меня лечить и делать всё, чтобы моя жизнь стала лучше. С себя я снимал ответственность полностью.
Но, наверное, основное, что мне мешало выздоравливать — это возможность манипулировать мамой. Своим нытьем и манипуляциями денег у отца я выдурить уже не мог, то с мамой ситуация обстояла по-другому. Под предлогом ужасного, смертельного самочувствия, рассказывая ей истории о том, как плохо ко мне относятся в центре и т. д., я подготавливал себе почву к отходу домой. И лишь тогда, когда после разговоров с сотрудниками, она заняла жёсткую позицию по отношению ко мне, я начал всерьез рассматривать вариант прохождения реабилитации.

Что дала реабилитация?
Первое, что она мне дала — это возможность отдышаться от того безумно-разрушительного образа жизни, который я вел. Насколько мог, я физически восстановился. Через какое-то время, я начал самостоятельно засыпать, без препаратов.
Меня покинуло чувство тревоги и страха перед завтрашним днём. А с этим я жил годы!
Благодаря сотрудникам, которые, не смотря на все мои попытки саботажа и сопротивления, продолжали доносить до меня информацию, у меня появилось представление и понимание о том, что со мной происходит и сколько с этим жить. Это я про болезнь.
За период реабилитации я прочитал больше книг, чем за всё предыдущие 32 года жизни.
Благодаря реабилитации, в моей жизни появилось много новых и интересных людей, некоторых из них я даже считаю друзьями. И эти чувства я испытываю впервые в жизни. Когда мне не хочется ни у кого ничего брать, а наоборот, я готов жертвовать своим!
Наладились отношения с родителями. Они стали спокойно впускать меня в дом, при этом не пряча оставшиеся ценные вещи и не таская, повсюду, с собой кошельки.