Выбор города: Закрыть
+375 29 608 68 68
+375 25 681 71 76

Лечение наркомании и алкоголизма в Беларуси

Артём, Минск, 46 лет (не употребляет 13 месяцев)

Больше всего мне мешало выздоравливать моё своеволие. На реабилитацию я попал в довольно зрелом возрасте. И мой жизненный опыт, пусть 20+ последних лет у меня и прошли в глубоком употреблении, но он есть, он большой, и на тот момент от него некуда было деться. А что мог подсказать опыт зависимого человека? Только то, что я всё знаю сам. Отличительная черта зависимого, дефект его характера, в т.ч. и меня-алкоголика — это эгоизм. Я не считал себя лучше других. Но, как и в период употребления, когда я долгие годы искренне верил, что со своей зависимостью я смогу справиться сам (силой воли, обещаниями родным, которыми десятки раз обманывал и окружающих и себя самого), так же и в начале реабилитации я был долгое время закрыт. Я не отвергал программу в принципе, мой ум не был настолько узок. Но я не принимал никакую помощь, не просил её, не спрашивал советов. Мой эгоизм внушил мне, что я сам со всем справлюсь. Причём обязательно лучше других. Я писал аналитические работы с огромным трудом, никогда не укладываясь в отведённое время, как остальные. Тратил на это массу своего свободного времени. На выполнение своих целей тратил уйму сил, но тщательно скрывал это. Очень нервничал и переживал. Потому что делал по своему, но не хотел видеть в этом проблему. И когда силы совсем подходили к концу, я всё равно не мог это вынести из себя наружу. Так проявлялось моё своеволие.

Моё Я-сам. Казалось бы чего проще — просто просить советов у более опытных товарищей, говорить «расскажи», и слушать.. а не продолжать жить абсолютно по старому, в режиме «хочу делать так, как я хочу», только не употребляя. Иногда думаю, что если бы тот период можно было бы пройти заново, как компьютерную игру, то я бы, с учётом уже набитых шишек, сделал бы это конечно по другому. Я уже просто физически не мог вывозить всё это, и даже единожды подумал о том, чтобы прервать программу — мой эгоистичный пузырь наконец-то прорвало. И я принял себя таким, какой я есть на самом деле. Эгоцентричного, малодушного и скрытного. Честно посмотрел на себя зависимого, и перестал скрываться от окружающих. Именно непринятие себя самого и мешало мне выздоравливать больше всего. И через принятие себя в малом, всего лишь в ежедневных своих обязанностях, я начал принимать всю свою немощь, бессилие и свои страхи в большом. В своей болезни! Именно эта честность дала мне свободу. И именно это я сейчас и ценю больше всего.

Сегодня у меня нет страха перед людьми, перед возможными неудачами, которые неизбежны, перед отказами, перед безденежьем, перед милицией, как это было в употреблении. Конечно же я не могу пока честно сказать фразу типа. «Чтобы мне сегодня выпить — это нужно себя заставить». На моём крайне небольшом сроке выздоровления это невозможно. Я с каждым месяцем чувствую себя более свободным. Я свободен быть самим собой, выражать своё мнение, любить, и опять быть любимым моими родными, свободен развиваться дальше. И это очень круто!

Артём. Минск. 46 лет. Не употребляет 13 месяцев