Выбор города: Закрыть
+375 29 608 68 68
+375 25 681 71 76

Лечение наркомании и алкоголизма в Беларуси

Юрий, 34 года, Минск, Беларусь (не употребляет 2 года и 10 месяцев)

Что мешало выздоравливать:
Взрослая жизнь у меня началась очень рано. Дома мне было неинтересно, от меня постоянно чего-то хотели. Мне это всё надоедало. Мне говорили, как правильно и как неправильно. Их «правильно» меня никак не устраивало. А вот на улице меня встретили и поняли. На улице меня научили как жить и я старался идти ровным «пацанским» путем. Всегда во всех делах присутствовал алкоголь и наркотики, это было необходимо в то время, такой был образ жизни. А кто не употребляет — значит больной. Я не мог понять, как можно рано утром всей семьей поехать на лыжах кататься. Ведь нормальные люди вечером употребляют, ходят на вечеринки всякие, а тут — лыжи. Сумасшедшие — думал я.
В начале моего «пацанского» пути мы ходили с классом на лекции различные про наркоманию и мне говорили, что если будешь колоться, то у тебя будет СПИД и ты от этого заживо сгниешь и умрешь. Вот таким должен был быть наркоман в моем представлении. А алкоголик ассоциировался с человеком под магазином, который пьет «чернила» и трясется. И меня ничего из такого не касалось. Я выпивал, курил траву, нюхал «витамин» — меня все устраивало, мне это нравилось и проблемы я вообще не видел. Одни только плюсы даже. А то, что со мной начало происходить дальше, с наркотиками и алкоголем я никак не связывал. В местах заключения я провёл в общей сложности чуть больше 10 лет, заразился гепатитом, потерял работу, отношения с родными уже стали никакими. Когда я был дома, родные ходили за мной по пятам. А брат своей машиной подпирал ворота в гараже, чтобы я не смог туда залезть и что-нибудь украсть. Я считал, что жизнь со мной несправедлива и на этом свете мне нечего делать, от меня были только проблемы. Мысль о суициде меня посетила и в один день я реализовал её. Но реанимация — и я жив. Вопрос: зачем? Мне всегда было трудно говорить о том, что происходит внутри меня, но я устал и рассказал своей маме всё. Мама видела многие годы, что со мной происходит, но не знала, как мне помочь. Она была растеряна и не знала, как действовать. Был психолог. Потом Новинки и там я узнал про ЦЗМ.



Что дала реабилитация?
В 2015 году я приехал на реабилитацию. Тут я понял, благодаря группе, что все мои сферы жизни — биологическая, психологическая, социальная и духовная — разрушены. Я согласился с тем, что я — неисправный механизм. И чтобы что-то менять, нужно принять правила центра. Я поднял руки и вступил в игру. Сейчас я трезвый почти 3 года. Я приобрел другие жизненные ценности. Я узнал много о болезни. Родные и друзья меня любят и ценят. Я больше не ощущаю пустоту внутри себя. Я трезвый и я счастлив!



Юрий, 34 года, не употребляет 2 года и 10 месяцев.
27.09.2018