Выбор города: Закрыть

Помогаем зависимым жить трезво с 2011

Реабилитация наркозависимых: опыт работы белорусского благотворительного фонда (статья в журнале Healthcare/Здравоохранение)

07.05.2021
Рассказать:

Краткое описание статьи на сайте

авторы
Е. Н. БОГОМОЛОВА, институт психологии БГПУ им. Максима Танка, Минск, Беларусь
Ф. Б. ПЛОТКИН, врач психиатр-нарколог

Подчеркивается определяющая роль реабилитации в системе оказания наркологической помощи. Констатируется недостаточное обеспечение процесса реабилитации и ресоциализации. Указывается на «скоропо- мощный» характер современной государственной наркологической службы, реализующей в основном лишь первичное звено в терапии зависимостей —детоксикацию. Описаны преимущества так называемых терапевтических сообществ в процессе реабилитации и ресоциализации пациентов. Кратко охарактеризованы применяемые в реабилитационных центрах методики. Сообщается о 10-летнем опыте работы белорусского благотворительного фонда по формированию здорового образа жизни «Центр здоровой молодежи».

Ключевые слова: наркозависимость, реабилитация, ресоциализация, терапевтическое сообщество, психотерапия, трудотерапия, библиотерапия, Белорусский благотворительный фонд по формированию здорового образа жизни «Центр здоровой молодежи».

The rehabilitation leading role in the system for assisting drug-addicts is stressed. An insufficient provision of the rehabilitation and resocialization process is asserted. The nowadays state narcologic service character is but a swift- handed one being realized mainly via the primary therapeutic unit and aimed at detoxication only. The strong sides of the so-called therapeutic communities in the processes of patient’s rehabilitation and resocialization are shown. The methods used at the rehabilitation centers are described in short. The authors inform that activities of the Belarusian Center for Healthy Youth Charity Fund have been interrupted for 10 years.

Key words: drug addiction, rehabilitation, resocialization, therapeutic community, psychotherapy, work therapy, bibliotherapy, Belarusian Center for Healthy Youth Charity Fund.
HEALTHCARE. 2021; 4:39–46.
DRUG-ADDICT REHABILITATION: T010 YEARS OF BELARUSIAN CENTER FOR HEALTHY YOUTH CHARITY FUND E. N. Bogomolova, F. B. Plotkin

Кто спасает одну душу, спасает целый мир.
Талмуд, трактат Санхедрин, 4:5

Медицина XX в. ознаменовалась появлением принципиально нового направления помощи пациентам, которое было названо реабилитацией. Всемирная организация здравоохранения определила реабилитацию как «комбинированное и координированное применение медицинских, психологических, социальных, педагогических и профессиональных мероприятий с целью подготовки и переподготовки (переквалификации) индивидуума, выведение его на оптимум трудоспособности» [1]. Под реабилитацией в медицине (лат. rehabilitation — восстановление) понимается комплекс медицинских, педагогических, профессиональных и юридических мер, направленных на восстановление или компенсацию нарушенных функций организма и трудоспособности больных или инвалидов [2].

Качественный сдвиг произошел в теоретическом понимании реабилитологии и реабилитации как одного из научно-практических направлений, которое обеспечивает реально высокую эффективность помощи наркологическим больным. Доказано, что при лечении аддикций наибольший эффект дают длительные реабилитационные программы, наиболее технологичные и затратные в финансовом отношении для учреждения или лечебной команды, но обеспечивающие личностное восстановление пациентов и членов их семей [3]. В настоящее время комплексная медицинская, психологическая и социальная реабилитация и последующая ресоциализация рассматриваются в качестве приоритетного направления практической наркологии [4].

Директор Института реабилитации Национального научного центра наркологии Министерства здравоохранения Российской Федерации профессор Т. Н. Дудко определяет цель реабилитации как «взаимодополняющее восстановление (или формирование) личностного и социального статусов больных на основе раскрытия и развития их интеллектуального, эмоционального, нравственного, творческого потенциала и нивелирования психических расстройств и соматической патологии» [5]. Следует отметить, что проблемы реабилитации больных с нарко- и алкогольной зависимостью выходят за медицинские рамки. Под немедицинской реабилитацией чаще всего понимают реабилитацию социальную. Поэтому необходимо различать и разделять понятия медицинской и социальной реабилитации, четко видеть, где заканчивается лечение и начинается реабилитация социальная [6].

В настоящее время подготовлен ряд материалов, касающихся основных аспектов целевой деятельности по реабилитации наркологических больных, описаны различные модели реабилитации, предложена система организации реабилитационного процесса [5, 7–14]. В пособиях и методических рекомендациях представлены дифференцированные характеристики уровней реабилитационного потенциала наркологических больных [15], разработаны унифицированные объективные показатели, характеризующие деятельность реабилитационного учреждения [16–18]. В России приказом Министерства здравоохранения Российской Федерации от 22.10.2003 № 500 разработан и утвержден отраслевой стандарт «Протокол ведения больных. Реабилитация больных наркоманией», представляющий системный подход для решения задач медико-социальной реабилитации наркозависимых.

Создание действенной системы реабилитации больных алкоголизмом, наркоманией и токсикоманией является сегодня самой актуальной проблемой отечественной наркологии, ведь успешная реабилитация и коррекция социальнопсихологического функционирования наркологических больных в значительной мере определяют эффективность всего процесса оказания наркологической помощи [19]. Зависимость от психоактивных веществ (ПАВ) уже в течение многих лет рассматривается как сочетанная патология биологической, психической, социальной и духовной сфер жизни человека, и биопсихосоциодуховный подход к проблеме зависимостей становится главенствующим [20–24].

Следует признать, что результативность реабилитационных мероприятий в отношении лиц с химическими зависимостями остается стабильно низкой и не превышает 7–15% годовых ремиссий [25]. Следует четко представлять суть проблемы лечения и реабилитации наркозависимых: большинство лиц, зависящих от наркотиков, вовсе не желает ни лечиться, ни реабилитироваться. Основа клиники аддиктив- ной болезни заключается в том, что именно отсутствие у больного мотивации к лечению является важнейшим манифестным симптоматическим проявлением. Просто «поговорить» с больным и «грамотно разъяснить» ему суть проблемы, чтобы круто изменить его жизнь в направлении здоровья, не получится по определению. Подобное, к сожалению, является слишком частым заблуждением дилетанта [26].

Для получения удовлетворительных результатов процесс терапии при аддиктивном заболевании должен включать три этапа: детоксикацию, реабилитацию и ресоциализацию. К сожалению, методы лечения зависимостей на постсоветском пространстве по-прежнему носят парциальный характер, не учитывающий сложность, целостность и глубину проблемы, ее комплексность [27]. В настоящее время государственный заказ осуществляется лишь на неотложную наркологию. «Дефект нашей наркологической службы, — отмечала директор Национального научного центра наркологии Министерства здравоохранения Российской Федерации, доктор медицинских наук, профессор Т. В. Клименко, — это то, что она работает только на детоксикацию. То есть 90–95% мощностей нашей наркологической службы направлены на выведение из запоя и снятие абстиненции и постабстинентных расстройств, в то время как во всем мире все наркологические услуги сконцентрированы на реабилитации. Такого, как у нас, нет нигде. Чем это плохо? Когда мы выводим человека из состояния опьянения и абстиненции, он, не умея жить трезвой жизнью, обязательно рано или поздно вернется к употреблению вещества. Причем это происходит, скорее, рано, чем поздно. Поэтому бессмысленно заниматься детоксикацией, если потом мы не включаем его в реабилитационные программы. Значит, нужно построить нашу службу таким образом, чтобы основные силы были направлены на реабилитационную помощь. Иначе есть некий обман наших пациентов: они считают, что мы их лечим, а на самом деле мы только подготавливаем их к лечению, потому что основным звеном в лечении наркологического больного является как раз его реабилитация» [28].

Следует отметить, что большинство наркозависимых, хоть однажды столкнувшихся с реалиями наркологической службы, склонны в дальнейшем уклоняться от обращения в государственные наркологические учреждения. В настоящее время больные, как правило, обращаются туда лишь при острой жизненной необходимости, в частности при передозировках наркотиками или для снятия абстинентного синдрома («ломки»). Всего 1 из 10 пациентов с опиоидной зависимостью находится в поле зрения наркологов. Остальные не доверяют отечественной наркологии с ее стигматизирующими и дискриминационными проявлениями и всячески уклоняются от контактов с ней. Одной из причин является то обстоятельство, что наркологический учет перестал быть добровольным, учетные данные передаются сторонним организациям, а законное право на конфиденциальность пациенты должны выкупать в государственных учреждениях, используя узаконенную практику платного анонимного лечения. Государственные структуры, призванные оказывать реабилитационную помощь, имеют ничтожно малое распространение, не создана государственная сеть реабилитации, а количество отделений медицинской и социальной реабилитации удручающе мало.

С сентября 2019 г. на базе РНПЦ психического здоровья г. Минска развернул свою работу экспериментальный реабилитационный центр на 6–8 коек для наркозависимых. Программа медицинской реабилитации рассчитана на 28 сут пребывания в стационаре. На протяжении еще 6 мес пациент должен приходить в центр дважды в неделю, а потом в течение 1 года — раз в неделю. В случае успеха эксперимента подобные центры планируются открыть во всех областях страны.

Во всем мире широко используется опыт реабилитации наркоманов в специализированных учреждениях, удаленных от центра городской жизни или расположенных в сельской местности. Здесь наркозависимые проживают, как правило, в общине и получают различные виды психотерапевтической помощи и духовного наставничества в течение многих месяцев [29]. Оптимальные сроки прохождения реабилитации — не менее 12 мес с последующим участием в амбулаторной программе. Оптимальное количество реабилитантов в таком центре составляет 10— 12 человек. Уже при 15 клиентах управление центром становится проблематичным.

«Использование метода терапевтического сообщества в лечении зависимых, — отмечает доктор психологических наук, директор Ассоциации терапевтических сообществ «MONAR» и «Mrowisko» в Республике Польша Иоланта Кочуровска, — считается на сегодняшний день событием переломным и абсолютно революционным. Оказалось, что амбулаторное применение медицинских и терапевтических процедур для этих пациентов гораздо менее эффективно, чем те же самые процедуры, применяемые в терапевтическом сообществе. Появился шанс реальной помощи зависимым по возвращению к нормальной жизни и общественной деятельности. Практика использования терапевтических сообществ в лечении зависимости свидетельствует об имеющемся здесь значительном потенциале. Основные цели терапевтических сообществ следуют из довольно простой предпосылки, что группа, находящаяся какое-то время вместе, является своего рода моделью общественной действительности, дающей всем ее членам единовременные возможности модернизации, нормализации и изменения обычного неадаптивного поведения, решения индивидуальных и групповых проблем.

Не требует специального обоснования тот факт, что только конкретные, реальные жизненные ситуации, в которых человек участвует и которые переживает, могут предоставить ему возможность обучения и приобретения значительного опыта. Терапевтическое сообщество дает неповторимую возможность соединения разнообразных социальных явлений, в которых каждый его член имеет возможность свободного выражения и взаимного обмена чувствами, наблюдениями, мыслями, помогает формированию таких качеств, как умение справляться с собственными трудностями, способность к независимости и ответственность за себя, мобилизация инициативы и энергии для своего развития, а также гарантирует обучение жизни в обществе, то есть дает пациенту такой опыт, благодаря которому он может освоить новые способы поведения, необходимые в жизненных ситуациях.

Формально терапевтические сообщества функционируют как центры реабилитации или как реабилитационно-реадаптационные отделения. Их обслуживают терапевтические команды, состоящие, как правило, из профессионалов (психологов, педагогов, социальных работников, терапевтов, проводящих занятия, инструкторов) и неофитов (трезвых наркоманов, удачно прошедших терапию). Во всем мире терапевтические сообщества являются эффективным методом работы в основном вследствие деятельности групп самопомощи не в ущерб медицинскому профессионализму [30].

Достижение долгосрочных целей в терапии зависимых пациентов, таких как преодоление анозогнозии, поддержание установки больного на полный отказ от употребления ПАВ, разрешение внутренних и межличностных конфликтов, формирование новых ценностных ориентаций, невозможно без целенаправленного психотерапевтического воздействия на личность больного, которое осуществляется в формах индивидуальной, групповой и семейной психотерапии. Применяемые психотерапевтические методики позволяют добиться нормализации психического состояния человека, его чувств, мыслей, представлений и убеждений и избавить его от переживаний отчужденности, утраты смысла, чувства одиночества, которые часто приводят к аффективным и невротическим расстройствам [31]. Крайне важно, чтобы каждый пациент усвоил для себя принципы аксиологии как науки, исследующей категорию «ценность», характеристики, структуры и иерархии ценностного мира, способы его познания и его онтологический статус, а также природу и специфику ценностных суждений [32].

Особо важными считаются методы, способные коренным образом изменять образ жизни пациента за счет глубокого осознания, принятия новых решений и отработки новых жизненных моделей. Среди этих методов должны быть и те, которые позволяют преодолеть так называемую резистентность наркологических больных, создать у них внутреннюю мотивацию на изменение и новую внутреннюю картину мира, в которой срыв или рецидив не означает очередное подтверждение своей никчемности, слабоволия, а является источником ценного опыта, анализ которого позволит двигаться дальше и вырваться из оков зависимости [33]. Другие методы дают возможность пациенту стабилизировать семейные и важные социальные отношения, создать опору в трудные времена, разорвать порочный круг зависимости и интоксицирующих психологических факторов.

Большую роль в работе реабилитационных центров играют примеры для подражания: работающие с реабилитантами консультанты — это люди, имеющие достаточно большой негативный опыт употребления наркотиков, но сумевшие преодолеть болезнь и находящиеся в длительной ремиссии. Реабилитанты узнают, как, несмотря на возникающие трудности, можно достичь своих целей, справиться с поражениями, и видят, что другие люди с успехом решают такие сложные задачи, а «если это может другой, то смогу и я!» [34].

Учреждения для реабилитации, существующие в нашей стране вне государственной наркологии, предполагают наличие спонсорской помощи (в основном это взносы родителей или родственников пациентов), в то время как, например, в Германии стоимость лечения в реабилитационных центрах оплачивается государственными больничными кассами и пенсионным фондом. Расчет здесь прост: употребление наркотиков и алкоголя приводит к инвалидности, которая влечет за собой более серьезные финансовые потери, нежели затраты на лечение в реабилитационном центре. Оплачивается также пребывание в реабилитационном центре детей вместе с больными родителями. При этом дети ходят в детский сад или обычную школу. В центрах существуют программы профессионального и школьного обучения, где пациенты, не имеющие среднего образования, могут полу- чить аттестат.

В большинстве западных стран существует также мощная и широко разветвленная инфраструктура социальной помощи населению, в том числе зависимым пациентам и членам их семей. В нашей стране социальная помощь зависимым пациентам находится пока, к сожалению, в зачаточном состоянии. При этом очевидным является тот факт, что данные социальные услуги пользуются огромным спросом у населения.

В настоящее время деятельность по реабилитации наркологических больных не требует лицензирования, если осуществляется как «прочие виды работ и услуг» вне рамок амбулаторно-поликлинической или стационарной наркологической помощи. Использование подтвержденных мировой практикой методов социальной реабилитации, реализуемых преимущественно неправительственными организациями, но с мощной и разнообразной грантовой и бюджетной государственной поддержкой, позволило бы повысить эффективность освобождения от наркозависимости в 10 раз и более и кардинально изменило бы ситуацию в стране [35].

В Республике Беларусь с 2011 г. в области реабилитации наркозависимых работает благотворительный фонд по формированию здорового образа жизни «Центр здоровой молодежи» (зарегистрирован Управлением юстиции Мингор- исполкома 21.07.2011, свидетельство о регистрации № 05Ю056, УНП 194902432, ОКПО). Реабилитационные центры развернуты в окрестностях Минска, Бреста и Гомеля. Целью фонда является пропаганда здорового образа жизни, противодействие распространению наркомании и ВИЧ, оказание помощи людям, страдающим от наркомании. Основные направления деятельности фонда: реабилитация и ресоциализация, постреабилитационное социально-психологическое сопровождение, организация и поддержка групп взаимопомощи для наркозависимых и созависимых, организация и проведение акций, направленных на противодействие распространению наркомании и ВИЧ, пропаганду здорового образа жизни. Персонал центров состоит из психологов, консультантов по химической зависимости, волонтеров, а также психиатров-наркологов и других специалистов, привлекаемых на договорной основе в качестве консультантов. Для проведения специализированных тренингов в реабилитационные центры приглашаются квалифицированные психотерапевты и психологи. Сотрудники центров проходят регулярное обучение, переподготовку и тематическое усовершенствование в различных профильных учебных заведениях. Многие сотрудники являются студентами заочного обучения гуманитарных вузов или получают второе высшее образование. Программа психосоциальной реабилитации зависимых лиц в реабилитационных центрах фонда построена на модели терапевтического сообщества, реализующего в своей работе принцип терапии средой, способной групповым влиянием изменить стереотип поведения обратившейся за помощью зависимой личности. Технология реабилитации наркозависимых опирается на транстеоретическую модель изменения поведения, которая была разработана американскими психологами J. О. Prochaska и С. С. DiClemente [36, 37]. Она описывает определенную последовательность изменения поведения зависимого лица независимо от типа применяемой психотерапии.

Активность пациентов в рамках программы реабилитации представляет собой социотера- певтическую модель включения в реальную жизнь (жизнь семьи, микро- и макросоциальные структуры) на новых, позитивно измененных основаниях. Такое моделирование обеспечивается:

  • включением пациентов в повседневную жизнедеятельность реабилитационного центра как терапевтического сообщества;
  • целевыми групповыми занятиями в терапевтических развивающих группах, использующих технологии ситуационного социально-психологического тренинга и семейной психотерапии;
  • стимуляцией деятельности пациентов по разрешению индивидуальных проблемных ситуаций — все более активной по мере продвижения их по «терапевтической лестнице» от начального к завершающему этапу работы.

На успешность реабилитации влияют условия проведения лечения, его этапность с повышением уровня ответственности, атмосфера выздоровления, или терапевтическая среда, непрерывность и завершение лечения, авторитет наставников, личностные качества специалистов и сила личного примера, единодушие сотрудников и команды профессионалов, доверительность и партнерство.

При первом контакте с пациентами в реабилитационных центрах фонда с помощью специально разработанных анкет определяют особенности развития, психологический, социальный статус пациентов, степень анозогнозии, уровень реабилитационного потенциала и т. д. С первых же этапов реабилитации применяют релаксирующие методики и обучение реабили- тантов аутогенной тренировке. Важная роль отводится терапии занятостью (трудотерапия), которая включает в себя участие пациентов в постоянных трудовых процессах обязательного бытового самообслуживания. Обслуживание собственных бытовых потребностей осуществляется пациентами с начального этапа программы с постепенным повышением нагрузок. Сюда включены работы в саду, огороде, уборка территории, ремонтные и прочие виды работ. Трудовые процессы в реабилитационном центре рассматриваются как модель реабилитационно-развивающей среды, обеспечивающей постоянный социально-трудовой тренинг. При этом упор делается не на производительность и рентабельность труда, а на раскрытие интересов, способностей и возможностей пациентов, на позитивное личностное, эмоциональное, творческое восприятие ими конкретных результатов своего труда. Трудотерапия направлена на развитие у реабилитантов таких качеств, как организованность, дисциплинированность, целеустремленность, ответственность, умение планировать свое время, решать поставленные задачи.

В процессе реабилитации наркозависимых при применении методик библиотерапии [38] не используют произведения, в которых описаны трагические последствия приема наркотиков (здесь любой реабилитант даст фору самому талантливому писателю). Предпочтение отдают произведениям, в которых описаны случаи возвращения наркоманов к полноценной жизни. Это литература, написанная врачами-нар- кологами, психиатрами, психологами, самими зависимыми с большим сроком ремиссии и другими людьми, так или иначе столкнувшимися с проблемой зависимости и не безучастными к ее решению (Т. Горски «Путь выздоровления» [39], В. Джонсон «Как заставить наркомана или алкоголика лечиться» [40], книги В. Москаленко по созависимому поведению [41, 42], Дж. Стал «Вечная полночь» [43], роман Л. Улицкой «Лестница Якова» [44] и пр.).

Ценностно-смысловая сфера личности — ключевая в философско-психологических подходах к лечению зависимости, и главным духовным критерием успешности выздоровления считается формирование у зависимого смысла жизни. Для этого используют литературные источники, стимулирующие процессы самопознания, самоактуализации, развития творческих возможностей личности, принятия высших жизненных ценностей и смыслов (Э. Фромм, В. Франки, Дж. Бьюдженталь и др.). Музыкотерапия проводится в виде регулярного прослушивания лекций о классической музыке М. Казиника и соответствующих музыкальных произведений. Применяют также элементы «позитивной психотерапии» Н. Пезешкиана. Используют также Миннесотскую модель лечения в виде 12-шаговой программы для наркозависимых. В программу деятельности реабилитационных центров включена работа с родственниками зависимых в форме проведения информационно-подцерживающих групп.

Белорусский фонд «Центр здоровой молодежи» тесно сотрудничает с российской ассоциацией некоммерческих организаций «Национальный антинаркотический союз» (НАС), в состав которого входят более 100 общественных организаций из нескольких стран. Дважды в год на территории России они совместно организовывают международные антинаркотические лагеря «НАС объединяет жизнь», в рамках которых высококвалифицированные специалисты ведут групповые тренинги в виде марафонов, проводят игры КВН, чемпионаты по игровым видам спорта, конкурсы художественной самодеятельности, где демонстрируются поставленные по сценариям реабилитантов сценки и целые спектакли, причем декорации, костюмы, грим и прочее они делают самостоятельно. Подготовку и участие в этих мероприятиях можно рассматривать как элементы арт-терапии и терапии творческим самовыражением по М. Е. Бурно. В деятельности терапевтических лагерей принимают участие родители реабилитантов, для которых также предусмотрены интенсивные занятия.

Вся методика психосоциальной реабилитации наркозависимых в указанных белорусских реабилитационных центрах построена на принципах добровольности и уважения к личности в целях восстановления духовных, моральных и нравственных общечеловеческих ценностей, воспитания чувства социальной значимости и ответственности, а также восстановления/обретения профессиональных трудовых навыков, опыта проживания в коллективе, решения конфликтов мирным путем и становления в социуме.

За время работы с 2011 по 2020 г. в белорусские реабилитационные центры фонда обратились 655 человек, 226 — прошли программу реабилитации полностью, 156 из них находятся в ремиссии от 1 до 9,5 года. В настоящий момент проходит реабилитацию 21 человек.

Свой юбилей сотрудники фонда «Центр здоровой молодежи» будут встречать в летнем терапевтическом лагере, где планируют собрать выпускников прошлых лет. В день открытых дверей в лагерь приглашаются родители реабилитантов, представители СМИ и все желающие, интересующиеся проблемой реабилитации наркозависимых.

Контактная информация:

Богомолова Елена Николаевна — психолог.
Минский городской клинический наркологический диспансер. Ул. Гастелло, 16, 220035, г. Минск.
Сл. тел. +375 29 336-93-09.

Участие авторов:
Концепция и дизайн исследования: Е. Н. Б., Ф. Б. П.
Сбор и обработка материала: Е. Н. Б.
Статистическая обработка данных: Е. Н. Б.
Написание текста: Ф. Б. П.
Редактирование: Ф. Б. П.

ЛИТЕРАТУРА/REFERENCES

  1. Медицинская реабилитация: руководство. В 3 т. Т 1. Под ред. В. М. Боголюбова. Москва; 2007: 6. [Medical rehabilitation: Guide. In 3 vol. Vol. 1. Ed. V M. Bogolyubova. Moscow; 2007: 6. (in Russian)]
  2. Реабилитация. БМЭ. В 30 m. T. 22. АМН СССР; гл. ред. Б. В. Петровский. Москва: Сов. Энциклопедия; 1984: 30–4. [Rehabilitation. ВМЕ. In 30 vol. Vol. 22. AMN SSSR; Ch. ed. В. V. Petrovskiy. Moscow: Sov. Entsiklopediya; 1984: 30–4. (in Russian)]
  3. Теркулов P. И. Этические проблемы организации терапевтического процесса в наркологических учреждениях. Вопр. наркологии. 2000; 1: 6570. [Terkulov R. I. Ethical problems of the organization of the therapeutic process in narcological institutions. Vopr. narcologii; 2000; 1: 65–70. (in Russian)]
  4. Дудко T. H. Динамика развития медико-социальной реабилитационной помощи наркологическим больным в Российской Федерации. Материалы науч- практ. конф. «Наркология-2010». Москва; 2010: 54–6. [Dudko Т. N. Dynamics of development of medical and social rehabilitation assistance to drug addicts in the Russian Federation. Materials of scientific and pract. conf. «Narcology-2010». Moscow; 2010: 54–6. (in Russian)]
  5. Дудко T. H. Системный подход при оказании реабилитационной помощи лицам с аддиктивными расстройствами. Вопр. наркологии. 2008; 3: 8092. [Dudko Т. N. A systematic approach to providing rehabilitation assistance to persons with addictive disorders. Vopr. narcologii. 2008; 3: 8092. (in Russian)]
  6. Доронкин В. К. Правовое обеспечение и стандартизация немедицинской (социальной) реабилитации наркологических больных. Материалы науч.-практ. конф. «Наркология-2010». Москва; 2010: 512. [Doronkin V. К. Legal support and standardization of non-medical (social) rehabilitation of drug addicts. Materials of scientific and pract. conf. «Narcology-2010». Moscow; 2010: 512. (in Russian)]
  7. Брюн E. А., Духанина И. В., Москвичев В. Г. Реабилитационно-профилактические технологии наркологической помощи. Здравоохранение Рос. Федерации, 2007; 4: 16–9. [Brun Е. A., Dukhanina I. V., Moskvichev V. G. Rehabilitation and prophylactic technologies for drug addiction treatment. Zdravookhraneniye Ros. Federatsii. 2007; 4: 16–9. (in Russian)]
  8. Валентик Ю. В. Реабилитация в наркологии: учеб, пособие. Москва: Прогрессивные биомед. технологии; 2001. 34 с. [Valentik Yu. V. Rehabilitation in Narcology: manual. Moscow: Progressivnyye biomed. tekhnologii; 2001. 34 s. (in Russian)]
  9. Вешнева СА., Бисалиев P. В. Современные модели реабилитации наркозависимых. Наркология. 2008; 1: 55–61. [Veshneva S. A., Bisaliev R. V. Modern models of drug addiction rehabilitation. Narkologiya. 2008; 1: 5561. (in Russian)] 
  10. Дудко T. H. Медико-социальная реабилитация больных наркоманией: автореф. due. ... д-ра мед. наук: 14.00.45. Москва; 2003. 38 с. [Dudko Т. N. Medical and social rehabilitation of drug addicts: rez. dis. ... MD: z14.00.45. Moscow; 2003. 38 s. (in Russian)]
  11. Дудко T. H. Реабилитация наркологических больных (реабилитология и реабилитационные концепции). Наркология. 2006; 1: 3141. [Dudko Т. N. Rehabilitation of drug addicts (rehabilitation and rehabilitation concepts). Narkologiya. 2006; 1: 31–41. (in Russian)]
  12. Шуляк Ю. А., Вишняков А. Д. Реабилитация как составная часть лечебно-диагностического процесса. Наркология. 2006; 6: 18–9. [Shulyak Yu. A., Vishnyakov A. D. Rehabilitation as an integral part of the treatment and diagnostic process. Narkologiya. 2006; 6:189. (in Russian)]
  13. Цетлин M. Г., Пелипас В. E. Реабилитация наркологических больных: концепция, программа. Москва: Анахарсис; 2001. 48 с. [Tsetlin М. G., Pelipas V. Е. Rehabilitation of drug addicts: concepts, program. Moscow: Anakharsis; 2001. 48 s. (in Russian)]
  14. Ястребов В. С. Системно-ориентированная модель развития психосоциальной реабилитации. Матер. Росс. конф. «Взаимодействие науки и практики в современной психиатрии». Москва; 2007: 476. [Yastrebov V. S. System-oriented model of the development of psychosocial rehabilitation. Mater. Ross. conf. «Interaction of Science and Modern Practice ». Moscow; 2007: 476. (in Russian)]
  15. Дудко T. H. Уровни реабилитационного потенциала наркологических больных как основа дифференцированной системы их медико-социальной реабилитации. Вопр. наркологии. 2000; 3: 1321. [Dudko Т. N. Levels of the rehabilitation potential of drug addicts as the basis for a differentiated system of their medical and social rehabilitation. Vopr. narcologii. 2000;. 3:13–21. (in Russian)]
  16. Друес И. Эффективность психосоциальной реабилитации. Социальная и клинич. психиатрия. 2005; 1: 1004. [Drues I. The effectiveness of psychosocial rehabilitation. Sotsialnaya i klinich. psikhiatriya. 2005; 1:100–4. (in Russian)]
  17. Захаров H. Б., Злоказова M. В., Соловьев А. Г. Проблемы оценки эффективности реабилитации в психиатрии. Психическое здоровье. 2010; 11: 51–3. [Zakharov N. В., Zlokazova М. V, Soloviev A. G. Problems of evaluating the effectiveness of rehabilitation in psychiatry. Psikhicheskoye zdorovye. 2010; 11: 51–3. (in Russian)]
  18. Пелипас В. E. Этические проблемы реабилитации наркологических больных. Вопр. наркологии. 2005; 6: 42–53. [Pelipas V. Е. Ethical problems of rehabilitation of drug addicts. Vopr. narkologii. 2005; 6: 42–53. (in Russian)]
  19. Цимбал E. И. Правовые аспекты аддиктологии. Руководство по аддиктологии. Под ред. ВДМенделе- вича. СПб.. Речь; 2007:91–119. [Tsimbal Е. I. Legal aspects of addiction. Guide on addictology. Ed. V. D. Mendelevich. SPb.: Rech; 2007: 91–119. (in Russian)]
  20. Гастфренд Д. P, Шевцова Ю. Б. Международные подходы к организации системы комплексной реабилитации наркозависимых. Наркология. 2013; 3: 1620. [Gastfriend D. R., Shevtsova Yu. В. International approaches to the organization of a comprehensive rehabilitation system for drug addicts. Narkologiya. 2013; 3: 1620. (in Russian)]
  21. Зыков О. В., Цетлин М. Г. Духовно ориентированные методы лечения наркологических заболеваний. Лекции по наркологии. Москва: Нолидж; 2000: 406 11. [Zykov О. V, Tsetlin М. G. Spiritually oriented methods of treatment of drug addiction diseases. Lectures on drug addiction. Moscow: Nolidzh; 2000: 406–11. (in Russian)]
  1. Катков А. Л. Универсальный алгоритм, основные мишени и варианты процесса формирования устойчивости к вовлечению в деструктивные социальные эпидемии. Тезисы докладов на Всероссийской науч.-практ. конференции «Профилактика аддиктив- ных расстройств: биопсихосоциодуховный подход». Наркология. 2017; 5: 55. [Katkov A. L. Universal algorithm, main targets and variants of the process of formation of resistance to involvement in destructive social epidemics. Thesis of reports at Russian scientific and practical conf. «Prevention of addictive disorders: bio-psycho-socio-spiritual approach». Narkologiya. 2017; 5: 55. (in Russian)]
  2. Макаров В. В. Психотерапия нового века. Психотерапия. 2004; 5:2–7. [Makarov V. V. Psychotherapy of the new century. Psikhoterapiya. 2004; 5: P. 2–7. (in Russian)]
  3. Сидоров П. И. Психотерапевтическая парадигма ментальной экологии и ментальной медицины. Психотерапия. 2013; 7:15–25. [Sidorov PI. Psychotherapeutic paradigm of mental ecology and mental medicine. Psikhoterapiya. 2013; 7: 15–25. (in Russian)]
  4. Кулаков С. А., Береза Ж. В., Корчагина E. К. Комплексная медицинская (психотерапевтическая) модель реабилитации пациентов с химическими и нехимическими формами аддикций, расстройствами личности, а также членов их семей. Психическое здоровье. 2014; 1: 16–22. [Kulakov S. A., Bereza Zh. V., Korchagina Е. К. Comprehensive medical (psychotherapeutic) model of rehabilitation of patients with chemical and non-chemical forms of addictions, personality disorders, as well as of their family members. Psikhicheskoye zdorovye. 2014; 1: 16–22. (in Russian)]
  5. Благов Л. H. Синдром абсолютной анозогнозии в клинике химической зависимости. Наркология. 2009; 2: 90–100. [Blagov L. N. Syndrome of absolute anosognosia in the clinic of chemical addiction, Narkologiya. 2009; 2: 90— 100. (in Russian)]
  6. Павлов И. С. Психотерапия XXI века: от человека с алкогольной зависимостью к трезвеннику. Наркология. 2005; 8: 648. [Pavlov I. S. Psychotherapy of the XXI century: from a person with alcohol addiction to a teetotaler. Narkologiya. 2005; 8: 648. (in Russian)]
  7. Клименко T. Наркологическая служба в России работает неэффективно. Режим доступа: http // www. narkotiki. ru. Дата доступа: 28.11.2017. [Klimenko Т. The narcological service in Russia is ineffective. Available at: http//www. narkotiki. ru. Accessed: 28.11.2017. (in Russian)]
  8. Шабанов П. ДОсновы наркологи. СПб.: Лань; 2002. 560 с. [Shabanov Р. D. Fundamentals of Narcology. SPb.: Lan; 2002. 560 s. (in Russian)]
  9. Кочуровска И. Модель стационарной психологической помощи для наркозависимых. Психотерапия. 2010; 1: 71–5. [Kochurovska I. Model of inpatient psychological саге for drug addicts. Psikhoterapiya. 2010; 1: 715. (in Russian)]
  10. Полищук Ю. И., Летникова 3. В. Психотерапия как врачебное искусство. Психотерапия. 2013; 1: 5861. [Polishchuk Yu. I., Letnikova Z. V. Psychotherapy as a medical art. Psikhoterapiya. 2013; 1: 58–61. (in Russian)]
  11. Новая философская энциклопедия. В 4 т. Т. 1. Москва: Мысль; 2010. 744 с. [New Philosophical Encyclopedia. In 4 vol. Vol. 1. Moscow: Mysl; 2010. 744 s. (in Russian)]
  12. Агибалова T. В. Психотерапия в наркологии — обзор научно-доказательных моделей психотерапевтического вмешательства: зарубежный опыт. Ч. 2. Эмпирически обоснованные методы психотерапии наркологических заболеваний. Вопр. наркологии. 2015; 5: 46–65. [Agibalova Т. V. Psychotherapy in narcology — a review of evidence-based models of psychotherapeutic intervention: foreign experience. Ch. 2. Empirically grounded methods of psychotherapy of drug addiction diseases. Vopr. narkologii. 2015; 5: 4665. (in Russian)]
  13. Мартенс Й.-У., Куль Ю. Самомотивация. Искусство мотивировать себя. Харьков: Гуманитарный Центр; 2017. 320 с. [Martens J.-U., Kul J. Self-motivation. The art of motivating yourself. Kharkov: Gumanitarnyy Tsentr; 2017. 320 s. (in Russian)]
  14. Иванов В. П. Об организации социальной защиты граждан России от наркомании на региональном уровне в рамках создаваемой национальной системы социальной реабилитации и ресоциализации. Наркология. 2012; 12: 3–8. [Ivanov V. Р. On the organization of social protection of Russian citizens from drug addiction at the regional level within the framework of the created national system of social rehabilitation and resociaiization. Narkologiya. 2012; 12: 38. (in Russian)]
  15. Prochaska J. 0., DiClemente С. C. Stages of Change in the Modification of Problem Behaviors. Progress in Behavior Modification. Newbury Park: Sage; 1992.
  16. Prochaska J. O., DiClemente С. C. The Transtheoretical Approach: Crossing Traditional Boundaries of Change. Homewood, IL: Dorsey Press; 1984.
  17. Плоткин Ф. Б. Библиотерапия как наука и практика влияния на личность в норме и патологии. Психотерапия. 2017; 4: 7292. [Plotkin F. В. Bibliotherapy as a science and practice of influencing the personality in health and disease. Psikhoterapiya. 2017; 4: 7292. (in Russian)]
  18. Горски T. Путь выздоровления. План действий для предотвращения срыва. Москва: Институт общегуманитарных исследований; 2013. 160 с. [Gorski Т. Way of Recovery. Action Plan to Prevent Breakdown. Moscow: Institut obshchegumanitarnykh issledovaniy; 2013. 160 s. (in Russian)]
  19. Джонсон В. Метод убеждения: Как заставить наркомана или алкоголика лечиться. Москва: Институт общегуманитарных исследований; 2012. 112 с. [Johnson V. The Method of Persuasion: Howto Get a Drug Addict or Alcoholic to be Treated. Moscow: Institut obshchegumanitarnykh issledovaniy; 2012. 112 s. (in Russian)]
  20. Москаленко В. ДЗависимость. Семейная болезнь. Москва: Институт консультирования; 2016. 368 с. [Moskalenko V. D. Dependence. Family Disease. Moscow: Institut konsultirovaniya; 2016. 368 s. (in Russian)]
  21. Москаленко В. Д. Созависимость при алкоголизме и наркомании: пособие для врачей, психологов и родственников больных. Москва: Анахарсис; 2002. 112 с. [Moskalenko V. D. Codependency in alcoholism and drug addiction: Manual for doctors, psychologists, relatives, Moscow: Anakharsis. 2002; 112 s. (in Russian)]
  22. Стал Дж. Вечная полночь. Москва: ACT, Адаптек; 2007. 320 с. [Stahl J. Eternal Midnight. Moscow: AST, Adaptek; 2007. 320 s. (in Russian)]
  23. Улицкая Л. Лестница Якова. Москва: ACT; 2015. 736 c. [Ulitskaya L. Jacob’s Ladder. Moscow: AST; 2015. 736 s. (in Russian)]

Поступила 01.12.2020.
Принята к печати 05.01.2021